Экономическая команда Клинтона и Уолл-стрит

В январе 1993 года на совещании экономическая команда Клинтона согласилась с тем, что их главным приоритетом должно быть сокращение дефицита, что позволит добиться доверия Уолл-Стрит. (Эта политика побудила Джеймса Карвилла, советника Клинтона, заявить: «Раньше я думал, что если существует реинкарнация, то в будущем я хотел бы быть президентом, папой или выдающимся игроком в бейсбол. Но сейчас я хотел бы вернуться на рынок облигаций. Вы можете запугать кого угодно») Эта группа поставила на то, что за счет увеличения налогов и установления контроля над бюджетным дефицитом они могут снизить процентные ставки и стимулировать экономический рост. Эти изменения политического курса примерно совпали по времени с началом одного из самых длинных экономических бумов в новейшей истории: с 1993 по 2000 год годовой рост реального ВВП в среднем составлял,9 процента, а инфляция в среднем возрастала всего лишь на,8 процента в год, хотя буму способствовали, вероятно, и другие факторы, в том числе более широкое использование компьютерных технологий и влияние глобализации, а не только действия властей.

В начале 1995 года Рубин сменил Бентсена на посту министра финансов и стал в администрации основным экономическим политиком. Эта смена произошла в решающий для Белого дома момент. После сокрушительного поражения в 1994 году на выборах в конгресс многие инсайдеры считали, что Демократической партии нужно повернуть налево и выступать за более популистскую экономическую политику. Рубин, напротив, высказывался за центристский курс администрации, выступал за поддержку бизнеса и настаивал на сокращении дефицита. Клинтон поддержал Рубина, подтвердив трансформацию демократов в ориентированную на рынок партию, дружески относящуюся к бизнесу, что могло быть по достоинству оценено на Уолл-стрит.

Возвышение в иерархической структуре власти бывшего сопредседателя ведущего инвестиционного банка также стало сигналом, свидетельствующим о том, что администрация будет симпатизировать Уолл-стрит. Если крупные банки и крупный бизнес всегда могли рассчитывать, так сложилось исторически, на поддержку республиканцев, то теперь они могли полагаться и на демократов. С Рубином, занимавшим важную должность, правительство вряд ли сможет напасть на одну из новых денежных коров финансового сектора, созданных в последние два десятилетия, таких как секьюритизация, деривативы или сделки за счет собственных средств на основе количественных параметров.