Скандалы являются постоянным рефреном

Особенно тяжелые нарушения в этой области часто приводят к установлению новых правил, которые хотя бы закрывают лазейку, оставленную в прошлом. Наиболее важным примером этого рода можно назвать новую нормативно-правовую схему, созданную во время Великой депрессии. Неудачи и скандалы в конце 1980-х и в 1990-е годы были тесно связаны с начавшей недавно проводиться политикой дерегулирования или с финансовыми инновациями: применением сбережений и займов на новых направлениях бизнеса; активными сделками с «бросовыми облигациями» и выкупом активов за счет заемных средств; арбитражными сделками, проводимыми на основе количественных параметров; и внебиржевыми деривативами. Любой человек, знакомый с историей финансовой системы, мог бы ожидать, что накопленная информация о прошлых несчастьях должна, казалось бы, заставить людей более скептически относиться к финансовым инновациям и более строгому надзору за деятельностью отрасли.

Однако все пошло прямо наоборот. В 1990-е годы произошел окончательный демонтаж системы регулирования, созданной в 1930-х годах. Закон Ригла — Нила, принятый в 1994 году, практически снял ограничения на межрегиональные банковские операции, что позволило банковским холдинговым компаниям приобретать банки в любом штате, а банкам — открывать филиалы в новых для себя штатах. А закон Грэмма — Лича — Блайли (Gramm- Leach-Bliley Act) от 1999 года фактически разрушил оставшиеся барьеры, разделяющие коммерческие и инвестиционные банки, барьеры, которые и так уже были значительно снижены в течение предыдущего десятилетия, что позволило холдинговым компаниям создать свои дочерние структуры, занимающиеся обоими указанными видами бизнеса (а также страхованием).