Спрос и предложение. Монопольные рынки

Цена является порождением спроса. Нет спроса — нет и цены, останется только никому не нужный товар. Именно покупатель дает цену предлагаемому товару или услуге. И именно он может довести цену до немыслимых высот, но способен ее и обнулить.

В классических условиях именно спрос порождает цену сделки, а предложение создает только стоимость. При этом она носит пассивный характер и имеет значение лишь для продавца, а также для искушенного покупателя, который хочет просчитать поведение продавца в ходе торгов. Понимание стоимости очень полезно для инвестора и спекулянта, поскольку помогает им при прогнозировании цен. Так, если стоимость растет и превышает цену, то наверняка стоит ожидать, что рыночные цены будут расти, хотя бы просто для того чтобы догнать стоимость. И наоборот, может быть интересна продажа по ценам существенно выше стоимости.

Цена сама собой не изменяется, что хорошо видно на малоликвидных рынках. Она является отражением совокупного и мгновенного соотношения спроса и предложения на определенный товар. Одному изменению цены предшествуют многие изменения котировок спроса и предложения. И лишь часть из них ведет к заключению сделок.

На отдельный товар воздействуют также цены товаров-заменителей и товаров, формирующих фундамент стоимости исследуемого товара. Например, для пшеницы товаром-заменителем являются другие зерновые, для свинины — говядина, баранина или курятина, а для нефти — уголь и газ. В случае с нефтью и бензином проявляется связка причины и следствия изменения цен. Поскольку основным сырьем для производства бензина служит сырая нефть, то изменение цен на нее будет оказывать самое непосредственное влияние на стоимость бензина, а затем и на его цену. Здесь же, кстати, можно упомянуть о том, что, например, в качестве основного сырья для производства биотоплива (как товарного аналога классического бензина) в Бразилии используется сахарный тростник, а в США — кукуруза. Иными словами, в определенной мере кукуруза и сахар стали товарами-заменителями сырой нефти. Поэтому произошедший в 2008 г. пикообразный рост цен на нефть вызвал рост цен и на кукурузу. Сахар первоначально тоже быстро рос в цене, но затем столкнулся с другими факторами влияния, и ценовая связь между сахаром и нефтью разорвалась. Кстати, рост цен на кукурузу способствовал также взлету котировок на пшеницу как товар-заменитель. Кроме того, не стоит забывать и об обратной связи между ценами товара, формирующего стоимость другого товара, и ценами этого второго товара. Например, вследствие экономического кризиса падает потребление бензина (люди начинают экономить). Уменьшение спроса ведет к снижению цен на бензин, а, следовательно, и на сырую нефть, спрос на переработку, которой в бензин тоже сокращается. Именно такие связки формируют межтоварные взаимозависимости.

Мы можем выделить две основные товарные группы:

— группа товаров-заменителей, обладающих взаимозависимыми ценами: рост цен на один товар ведет к повышению спроса на товар-заменитель и, соответственно, росту цен и на него;

— группа по линии ведомый-ведущий (причина и следствие): рост цены товара, как правило, приводит к повышению цены другого товара, стоимость которого он формирует.

Состав и размер товарных групп не постоянны и со временем под влиянием технологического прогресса и культурных факторов могут кардинально меняться.

Итак, одними из факторов динамики цен являются изменения спроса и предложения на исследуемый товар, на товар-заменитель и на другие товары этой же товарной группы.

От чего зависит предлагаемая покупателем цена спроса? Для адекватного ответа на этот вопрос мы выделим два вида товаров — потребительские и инвестиционные, как раньше уже разделили инфляцию на потребительскую и инвестиционную.

Покупатель на потребительском рынке ведет себя как пассивный участник торговли. Он либо приобретает товар за предложенную продавцом цену, либо нет. Либо соглашается с тем, что стоимость товара совпадает с ценой, предложенной за него (т. е. он оценен справедливо), либо нет. Разве что иногда покупатель потребительских товаров позволяет себе ждать скидки. И даже в процессе торговли на восточном базаре, когда вы можете сбить стоимость покупаемого товара в несколько раз, все равно для продавца это выглядит как скидка покупателю, оставляющая хороший зазор между ценой и стоимостью.

Продавец потребительских товаров позволяет себе держать цену зачастую даже выше стоимости, так как понимает, что у него много потенциальных покупателей и потеря этого конкретного клиента его не разорит.

Отчего же покупатели настолько пассивны при определении цен на потребительские товары и услуги? Дело в толщине кошелька и психологии. Кто-то готов выложить деньги за статус, а кто-то, наоборот, не хочет переплачивать и покупает дешевое неизвестно что непонятного качества. Сколько людей, столько и причин можно выдумать, но слабость покупателя-потребителя — внутри него, в психологии. Вряд ли кто-то проводит много времени, пытаясь определить справедливую (для себя) цену товара. Это ведь трудоемко, да и затраченное время может запросто не окупиться. Так что покупатель- потребитель доверяется интуиции, пусть даже она и сформирована под воздействием рекламы. Таким образом, цены на потребительские товары во многом определяются психологической уступчивостью покупателя и его молчаливым согласием заплатить предложенную продавцом стоимость, размер которой зачастую ограничивается только его жадностью, а никак не справедливым уровнем нормы прибыли. Так «рождаются» стальные запонки фирмы по цене золотых и даже дороже.

На продовольственные товары повседневного спроса, такие как хлеб и молоко, цены являются неэластичными по отношению к спросу, т. е. они мало реагируют на изменение его объемов. В таких случаях обычно вмешивается государство, ограничивая норму прибыли производителей.

Более интересными для инвесторов и спекулянтов являются способы установления цены на инвестиционные товары. Так как в этом случае интерес покупателя лежит в плоскости бизнеса, то и причины покупки товара или услуги уже выходят за рамки обычной психологии или необходимости.

Фактически информация и психология идут рука об руку в вопросах установления рыночных цен. В частности, информационная непрозрачность может порождать страх, страх от незнания. Как говорят, в бизнесе лучше горькая правда, чем никакой информации. К плохому можно подготовиться и попытаться от него защититься. Но очень сложно оградить себя «от того, не знаю чего». Известная русская пословица на этот счет говорит: «Знал бы, где упадешь, соломки бы подстелил». Это касается покупателей, так как продавцы в любом случае вынуждены продавать. Ведь для этого они и производят свои товары.

На информационно закрытом, непрозрачном рынке первоначальные цены покупателя и продавца могут пересекаться, хотя в прозрачной ситуации цены спроса всегда ниже цен предложения. Например, если и покупатель, и продавец знают взаимные диспозиции, зачем им назначать цены лучше, чем, по их информации, может предложить соперник? Максимально прозрачный рынок — биржевой. На конкурентном рынке по лучшей максимальной котировке спроса вы сможете увидеть единичных покупателей, но их становится тем больше, чем глубже опускаются котировки спроса.

Аналогичным образом с повышением цены увеличивается количество продавцов.