Стоимость — смотрим в будущее или прошлое?

На цену товара влияют невозможность его длительного хранения и вынужденная продажа, в том числе если текущая цена не устраивает продавца. По этой причине, например, мелкие сельхозпроизводители на Украине, не имеющие возможности хранить собранный урожай зерновых (или это обходится очень дорого, на что у них, как правило, просто нет денег), вынуждены продавать зерно нового урожая по весьма низким ценам. Раньше мы уже говорили, что трейдер и инвестор должны избегать вынужденных сделок, которые практически всегда выгодны только противнику.

Однако даже если у продавца есть условия для хранения товара, это тоже не гарантирует высоких цен. Допустим, производитель может сразу же реализовать товар или положить его на склад, с тем чтобы отложить продажу на будущее по более высокой, чем сегодня, цене. В последнем случае стоимость товара возрастет на стоимость хранения, а вот цена — не факт. На будущее изменение спроса и предложения могут оказать влияние также товары-заменители и множество других факторов (в том числе будущее производство). Все это — рыночные риски, многие из которых наш производитель не в состоянии контролировать. Кроме того, возможно, что в процессе хранения товара его потребительские свойства ухудшатся, он может сгореть или по другим причинам потерять свою стоимость, частично или полностью. Риски хранения дополняют рыночные риски. Чем более открытый рынок, например, по правилам ВТО (Всемирная торговая организация — WTO) или в условиях глобализации, тем больше рисков на нем присутствует для производителя и хранителя товаров. Кстати, в условиях глобального рынка больше возможностей хеджировать рыночные и прочие риски у крупных международных корпораций, что и без того ухудшает перспективы сравнительно небольших локальных игроков.

Инвесторы, использующие кредитный рычаг, принимают на себя риск негативного изменения рыночных цен. Мы знаем, что обычно они бывают избыточно волатильны и далеко не всегда их динамику можно объяснить объективными причинами. К сожалению, для таких инвесторов, «хвост виляет собакой», т. е. изменение рыночных цен способно предопределить разорение заигравшегося спекулянта и инвестора. Например, если вы просто купили некие акции на свои деньги и не использовали ни доллара заемных средств, то падение рыночных котировок на эти акции будет оказывать на вас символическое влияние. Теоретически, в случае снижения цен, вы можете спокойно переждать негативные рыночные настроения. Недооценка или переоценка рынком ваших акций повлияет только на доходность инвестиции, но не может привести к разорению трейдера (кроме случая банкротства выбранной акционерной компании). Но если он купит эти же акции в кредит, снижение рыночных котировок на 30-50%, что, к слову, не такое уж и редкое явление, обнулит данную инвестиционную позицию. Иными словами, к риску владения собственно акцией и получения доходов непосредственно от компании (в виде распределенной — дивиденды — или капитализированной прибыли) трейдер добавляет еще и рыночный риск.

Аналогичный риск принимает на себя покупатель недвижимости, использующий ипотечный кредит. В случае резкого снижения стоимости этой недвижимости происходит падение залоговой стоимости ипотечного кредита, и банк может потребовать внести под него дополнительное обеспечение. Если у человека нет денег, то заложенная недвижимость может быть отобрана для реализации на рынке. К радости кредиторов, в такие моменты времени банки не заинтересованы отбирать залоги, так как вполне может оказаться, что денег от их продажи не хватит на возврат кредита.

В любом случае при негативном изменении рыночных цен его использование вынуждает кредитора принимать дополнительные риски и заключать невыгодную вынужденную сделку.

Товар возникает только когда есть излишки. Иначе говоря, владелец хлеба и владелец молока будут согласны выставить на обмен только излишки хлеба и молока соответственно. В идеальном закрытом обществе, в условиях натурального обмена цена равна стоимости обмениваемых товаров. Например, цену килограмма хлеба можно выразить в литре молока, что будет соответствовать стоимости килограмма хлеба и стоимости литра молока. Если товаров много, то лучшим выразителем стоимости будут деньги, которые возьмут на себя часть стоимости товаров, но взамен дадут экономию по их обмену друг на друга. Появление посредников повышает стоимость товара для производителей. Но зато они могут больше внимания уделять производству, повышая количество и качество продукции, а также снижая стоимость каждой единицы товара за счет эффекта масштаба. Таким образом, выигрывают практически все стороны взаимного обмена, а между ценой и стоимостью существует тесная связь. Это в теории.

На практике же цена фактически никак не зависит от стоимости, поэтому для краткосрочных спекулянтов ее понимание в основном бесполезно, а иногда даже и вредно. Существенно осложняет их жизнь и неспособность найти точку опоры для определения стоимости. Это подтверждает показатель Хёрста, рассчитанный по изменениям краткосрочных интервалов.

А вот для долгосрочных инвесторов понимание стоимости крайне важно и необходимо. Ведь если цены какого-то товара долгое время находятся на низком, недооцененном уровне, то его производство снижается, и это обеспечивает будущий подъем цены до более высокого уровня. Так работают классический круговорот и обратная связь: рост цен ведет к увеличению объемов предложения и последующему их уменьшению, а снижение цен — к уменьшению объемов предложения и будущему росту цен.

Существенное воздействие на них могут оказать только государство и монополисты. Все прочие небольшие игроки индивидуального влияния на цены не оказывают. Это под силу только большой массе — толпе, обычно даже не осознающей своего единства. Чем свободнее рынок, в том числе от крупных игроков, тем более справедливыми, независимыми от мнения и желания отдельных личностей являются цены.

На среднерыночную стоимость могут повлиять производители и все крупные участники, а мелкие игроки воздействуют разве что на локальную стоимость. На стоимость акционерной компании миноритарные акционеры повлиять не могут. В этом состоит слабость их позиции на рынке акций.

Цена является мерой обмена стоимостей различных товаров. Это вынужденная мера, так как совокупный стоимостной спрос намного превышает совокупное стоимостное предложение — сегодня в мире производится недостаточно товаров и услуг для удовлетворения всех потребностей. Это утверждение может показаться странным из-за периодических кризисов перепроизводства. Но в реальности, думаю, гораздо большее число людей, чем те, кто в условиях современной действительности могут себе это позволить, захотели бы иметь Bentley в гараже, 3D-телевизор в гостиной и домик на берегу океана или моря. Высокие цены отсекают потребителей от дефицитных товаров. В рыночной экономике цена определяет, в каком количестве люди купят тот или иной товар. Если бы не было дефицита, не нужны были бы и цены.

Интересный пример установления цен мне показали кенийские продавцы сувенирами. Зайдешь в лавку — она переполнена различными поделками из дерева, глины и камней. И если просуммировать заявленные цены всех товаров, то владелец лавки стал бы миллионером при условии, что ему удалось бы их продать. Однако этот человек отнюдь не богат. Да и цены кенийцы сбавляют не менее охотно, чем арабские продавцы. Иначе говоря, суммарные цены устанавливаются на очень завышенном уровне, чтобы получить достаточную прибыль от продажи даже малой части товара. Так обеспечивается связь между вложенным трудом (все поделки сделаны вручную и не на китайских фабриках) и ценами, т. е. достижение ими оптимального уровня с целью одновременной максимизации выручки и минимизации затраченной работы (энергии).

Наличие дефицита стимулирует погоню за прибылью, так как доступ к дефицитным товарам получают только те, кто располагает избыточными деньгами. И чем больше у человека средств, тем более дефицитные товары и услуги он может себе позволить — это свобода потребления.

На товары, которых в избытке, таких как снег зимой в Сибири или на Аляске, цен нет. Иначе говоря, они исчезают в процессе фазового перехода от дефицита к избытку. Именно так пропадает и цена денег, если их печатает в громадном количестве неразумное правительство. Вспомните, например, период гиперинфляции в Германии, когда за буханку хлеба нужно было отдать полную тележку мелкономинальных немецких марок, а самой крупной купюрой стали 100 трлн папирмарок.

Очень важно понимать: когда растет цена денег (повышаются процентные ставки), стоимость других товаров снижается.

Цена имеет еще нечто схожее с понятием ценность, кроме общего корня. Люди способны создавать ценность из набора различных цен и стоимостей. Каталонский архитектор Антонио Гауди спроектировал и построил уникальные здания из камня, цемента, керамики и металла. Современные люди со всего света едут в Барселону, чтобы увидеть эти творения. Леонардо да Винчи создал множество великолепных полотен. Но только настоящий мастер знает, как создать шедевр и когда остановиться, в какой момент следующий мазок кисти уже не увеличивает ценность картины, а уменьшает ее, несмотря на повышение стоимости. Последний пример позволю себе пояснить немного подробнее. Любитель может перевести хоть ведро дорогостоящих красок, но так ничего путного и не напишет. Мастер же ограничится самым необходимым их количеством. Таким образом, ценность — не простая сумма цен или стоимостей; она является самостоятельным понятием, причем скорее психологическим, и каждый человек вкладывает в него свой смысл.

Мы можем разделить ценность товара для покупателя и ценность для продавца. Разница между ними воздействует на рыночные цены.

Ценность для продавца Высокая Максимальная рыночная цена. Рынок продавца Сделок нет. Продавец запрашивает высокую стоимость, а покупатель хочет низкую цену. Но если продавец все-таки хочет продать, то будет вынужден умерить свой аппетит и снизить стоимость.